Токсин что это


Токсины в организме человека - GrowFood

Наше тело – дом, в котором живет душа. И если продолжить аналогию с домом, то и правда очень много совпадений. Тело также нуждается в энергии, заботе о внешней привлекательности и, разумеется, в уборке. Причем, если с общей гигиеной все понятно, то об уборке «внутри здания» знают не все и не всё.

Что такое токсины и откуда они берутся?

По сути своей токсины – это яды, то есть вещества, оказывающие отравляющее, токсичное действие на организм. Степень этого воздействия может отличаться от вида и количества отравляющего вещества. Но откуда они берутся? Некоторые токсины производит сам организм в процессе жизнедеятельности. Например, при переваривании пищи, когда часть непереработанных продуктов начинают разлагаться или бродить и организм не успевает их вывести. Причиной этому может быть как чрезмерная любовь поесть, так и некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта, связанные с неспособностью переваривать отдельные вещества. Также очень много токсинов выделяется во время болезни при расщеплении иммунной системой болезнетворных организмов. Но есть яды, которые поступают в тело извне и список их источников впечатляет:

  • Воздух – человек даже не всегда замечает, что воздух недостаточно чист. А ведь выхлопные газы и промышленные выбросы – это мощнейший источник ядовитых веществ для людей;
  • Вода – тяжкий стон любого крупного города. Помимо солей жесткости из грунтовых вод в краны просачиваются удобрения от сельского хозяйства, опасные соединения от химической тяжелой промышленности и прочие малоприятные примеси;
  • Еда – печально наблюдать, как здоровые сильные люди инвестируют в свою больничную карту, поедая в огромных количествах фаст-фуд, снеки, полуфабрикаты и сомнительного качества напитки;
  • Мебель и стройматериалы – страшилки про формальдегиды в мебели, к сожалению, часто подтверждаются суровой реальностью. И список токсичных веществ, обнаруживаемых в жилых помещениях, довольно впечатляющий;
  • Курение – табачный дым кладезь наркотических, токсичных веществ и смол;
  • Бытовая химия и косметика – чем эффективнее средство, тем агрессивнее его состав, поэтому данные продукты тоже вошли в список поставщиков токсинов.

Но чем же так они опасны и стоит ли их настолько избегать?

Как токсины проявляют себя в организме?

Для начала, простая аналогия: если полить растение большим количеством гербицида – оно погибнет, если этого яда было немножко, то цветок будет потихоньку чахнуть. Так же и тело человека реагирует на засоренность токсинами в зависимости от интенсивности. Но общие проявления будут такими:

  • Ухудшение цвета и текстуры кожи – она станет сероватой или землистой, могут начаться очаги воспалений, появится отечность;
  • Хроническая усталость – из-за снижения общего тонуса организма и замедления обмена веществ;
  • Нарушение работы ЖКТ – как правило, проявляется запорами, тошнотой;
  • Нарушение работы нервной системы – холодные конечности, судороги;
  • Неприятный резкий запах пота и прочих естественных выделений.

Кроме того, немецким врачом Рекавегом было выделено 6 степеней засоренности организма токсинами:

  • Этап выделения – состояние баланса, когда все ядовитые вещества свободно выводятся естественным путем;
  • Реакции на накопление шлаков – симптоматические проявления, отражающиеся на самочувствии, работе выделительных систем и местные реакции в зоне скопления токсинов;
  • Этап перераспределения шлаков – когда отравляющие вещества перемещаются по организму и вызывают образование папиллом, липом, фибром, увеличение лимфоузлов, похудение или ожирение;
  • Этап насыщения шлаками – сопровождается неврологическими симптомами без остальных клинических проявлений;
  • Стадия разрушения – проявление необратимых изменений, в том числе изменение состава крови;
  • Этап злокачественных проявлений – формирование злокачественных новообразований в организме.

Картина получается не самая радужная. Но этого не так уж сложно избежать. Как именно – попробуем разобраться.

Как избежать чрезмерного засорения организма токсинами?

Казалось бы, на этот вопрос ответ прост – просто убрать их из окружения. Но вот как именно поменять свое окружение, чтоб снизить риск интоксикации, укажут следующие рекомендации:

  • Воздух в городе поменять невозможно, поэтому, чтоб снизить его воздействие в крупных городах, следует избегать пробежек и даже прогулок вблизи оживленных автострад, использовать качественные системы вентиляции, проветривать помещения, где много копировальной техники. Также нужно стараться больше времени проводить в зеленых зонах или за чертой города;
  • Не скупиться на системы фильтрации воды или покупку очищенной бутилированной воды. Не стоит также торопиться пить родниковую или колодезную воду, поскольку она может вымывать с собой из грунта вредные вещества, например, нитраты;
  • Избегать или ограничивать жаренную, особенно в большом количестве масла, пищу – при нагревании и перегревании жиры образуют сильные канцерогенные вещества, которые являются очень токсичными и мутагенными;
  • По возможности максимально отказаться от различного рода снеков – сухариков, орешков, чипсов и прочих «деликатесов», в состав которых для придания вкуса и запаха входят весьма небезобидные компоненты;
  • Отказаться от курения, пассивного в том числе – в табачном дыме содержится внушительный список токсичных веществ, вплоть до цианида;
  • Внимательно относится к покупке мебели и использованию стройматериалов – сырье для них может добываться в экологически неблагоприятных районах или не соответствовать требованиям к химическому составу;
  • Ограничить применение в доме агрессивных моющих и чистящих средств, использовать вместо них более органичные готовые продукты или изготавливать их самостоятельно из безопасных компонентов;
  • Стараться есть побольше сырых овощей, качественной пищи, пить побольше воды – это не только снизит поступление токсинов в организм, но и позволит предотвратить их накопление.

Теперь, зная врага «в лицо», гораздо проще сохранять свое тело в здоровом и бодром состоянии и радоваться жизни.

growfood.pro

Токсины - это... Что такое Токсины?

биологически активные вещества микробного, растительного и животного происхождения, поражающие чужеродную эукариотическую клетку и не действующие на клетки прокариот. Способность к токсинообразованию наиболее широко распространена среди микроорганизмов. Токсины животных большей частью продуцируются представителями различных таксономических групп беспозвоночных. У позвоночных животных это свойство наиболее выражено у пресмыкающихся, например у змей. Способность продуцировать Т. обнаружена также у высших растений. Свойство вырабатывать токсины делает микробы патогенными, а некоторые грибы, растения и животных — ядовитыми. По химической природе большая часть Т. микроорганизмов, растений и животных представлена высокомолекулярными соединениями (пептиды, белки, гликопротеины), и то же время Т. грибков представляют собой компоненты преимущественно с низкой молекулярной массой. Примером могут служить афлатоксины, продуцируемые видами родов Aspergillus, а также трихотеценовые микотоксины, вырабатываемые видами родов Fusarium, Trichoderma и Cephalosporium. Эти Т. обладают сильным канцерогенным действием. Химическая природа Т. простейших изучена слабо, однако имеются данные для предположения, что например, такие виды, как Trypanosoma cruzi, Giardia lamblia и Entamoeba histolytica, вырабатывают токсические белки. Большое сходство по молекулярной структуре и механизму действия имеют некоторые растительные Т. (абрин, рицин, модецин, вискулин) и токсические белки (дифтерийный токсин, энтеротоксин Shigella dysenteriae) некоторых патогенных бактерий. Т. бактерий вырабатываются как патогенными, так и условно-патогенными бактериями и служат причиной возникновения разного рода патологических состояний. В зависимости от вида поражаемой ткани Т. бактерий делят на несколько групп; энтеротоксины, поражающие клетки тканей желудочно-кишечного тракта: нейротоксины, поражающие клетки нервной системы; лейкотоксины (например, лейкоцидин), поражающие клетки иммунной системы: пневмотоксины, поражающие клетки легочной ткани; кардиотоксины, поражающие клетки сердечной мышцы. По физико-химическим свойствам Т. бактерий относятся к белкам и пептидам. Некоторые из них синтезируются бактериальной клеткой в виде неактивного предшественника (дифтерийный, ботулинические токсины и др.), для переведения которого в активное состояние требуется стадия активации. Активация осуществляется при участии протеолитических ферментов, которые в условиях мягкого (ограниченного) протеолиза фрагментируют полипептидную цель с образованием двух пептидов (субъединиц А и В), выполняющих при взаимодействии токсина с клеткой-мишенью различные функции. Т.о., фрагментирование, сопровождающееся активацией, приводит к возникновению бифункциональной (или бинарной) молекулярной структуры.

Т. бактерий, у которых функционально-активная структура представлена одной полипептидпой цепью, названы простыми; Т., имеющие субъединичное строение и состоящие из нескольких функционально различных пептидов, —сложными. Структура Т. бактерий тесно связана с механизмом их действия на эукариотическую клетку.

По механизму действия на эукариотическую клетку Т. бактерий делятся на две группы: поражающие клетку-мишень посредством деструкции клеточной мембраны и Т., воздействующие на клетку-мишень, поражая ее жизненно важные регуляторные системы. Классическим примером Т. первой группы, вызывающих деструкцию клеточной мембраны, служат так называемые гемолизины (гемотоксины), разрушающие мембраны эритроцитов. Сюда же относятся тиолзависимые Т., такие как пневмолизин, стрептолизин, тетанолизин и др. Тиолзависимые Т. представляют собой белки, состоящие из одной полипептидной цепи. Активное состояние этих Т. проявляется только в восстановленной форме, когда дисульфидная группа белка при наличии тиолвосстанавливающего агента переходит в сульфгидрильную. Мембранным рецептором для этих Т. на эукариотической клетке служит холестерин. После связывания с холестерином в мембране образуются поры, через которые вытекает содержимое клетки. При действии тиолзависимых Т. на клетки сосудов нарушается сосудистая проницаемость, что, как правило, сопровождается формированием отека. Т. второй группы, поражающие жизненно важные регуляторные системы, для того, чтобы поразить клетку-мишень, должны преодолеть мембрану и проникнуть внутрь клетки. Там они достигают какой-либо важнейшей регуляторной системы и инактивируют ее. К этой группе относятся такие токсины, как дифтерийный, холерный и холероподобный, экзотоксин A Pseudomonas aeruginosa, энтеротоксин Sh. dysenteriae, часть клостридиальных Т. Для Т. указанной группы характерной чертой является бифункциональность структуры. Иногда эти Т. называют бинарными. В основе их молекулярной структуры лежит так называемый тип А—В модели, определяющей их бифункциональность. Первое важное свойство таких Т. — способность узнавать чувствительную эукариотическую клетку и связываться с ней. Функцию узнавания и связывания в бинарном Т. выполняет компонент В (субъединица В). Так, в холерном и холероподобных Т. компонент В узнает комплементарный ему рецептор чувствительной клетки — ганглиозид GMI. С другими структурами мембраны эти Т. не связываются. Т.о., специфичность связывания Т. с поверхностью чувствительной клетки обусловлена наличием на ее поверхности рецептора строго определенной химической природы. После связывания Т. через компонент В с поверхностью клетки вся токсическая молекула посредством эндоцитоза доставляется внутрь клетки, где в действие вступает компонент А. Обладая ферментативной активностью, компонент А взаимодействует внутри клетки с соответствующим субстратом. Так, для компонента А холерного и холероподобных Т. субстратом служит один из белков аденилатциклазы — важнейшей системы эукариотической клетки. Осуществляя ферментативную модификацию соответствующего белка аденилатциклазной системы, компонент А холерогена (холерного Т.) заставляет работать всю эту систему по аномальному типу. В клетках слизистой оболочки тонкой кишки, которые поражает холероген, нарушение функции аденилатциклазной системы приводит к нарушению обмена электролитов и как следствие этого к развитию характерных для холеры изменений. Внутриклеточной мишенью для дифтерийного Т. служит система биосинтеза белка эукариотической клетки. После прохождения через мембрану ферментативно-активная субъединица А дифтерийного Т. осуществляет рибозилирование одного из компонентов транскрипции и тем самым останавливает биосинтез белка. Инактивация (обезвреживание) Т. бактерий достигается путем модификации их нативной структуры. Существуют различные способы модификации токсической молекулы, но все они сводятся к изменению функции отдельных частей токсического белка. Модификации Т. бактерий можно достигнуть генетическим путем, химическим и физико-химическим воздействием. Широко известное обезвреживание Т. бактерий формалином сводится к нарушению пространственной конфигурации токсического белка за счет возникновения многочисленных сшивок между отдельными участками полипептидной цепи Т. или его отдельными субъединицами. В связи с расшифровкой молекулярной структуры многих Т. бактерий расширилась область их применения в практической медицине. Как и прежде, Т. остались важными компонентами вакцинных препаратов, однако данные субъединичного строения, например холерогена, позволили разработать новое поколение субъединичных вакцин. Такие вакцины лишены реактогенности, не перегружены лишними антигенными детерминантами и, что особенно важно, рассчитаны на строго определенную область иммунного ответа.

Изучение природы и топографии антигенных детерминант Т. бактерий способствовало развитию современных диагностических методов (например, иммуноферментный метод, или метод молекулярных зондов). Установление генов, контролирующих продукцию отдельных белковых токсинов, позволило разработать ДНК-зонды, с помощью которых осуществляется тестирование токсигенных форм различных видов микроорганизмов.

Т. бактерий используют для конструирования так называемых иммунотоксинов. В препаратах иммунотоксинов, предназначенных для лечения новообразований, в качестве поражающего агента используется ферментативно-активная субъединица Т. (например, субъединица А дифтерийного Т.), а в качестве компонента, осуществляющего поиск чувствительной клетки, — антитело, полученное к одному из антигенов поверхности злокачественной клетки. Модели таких химерных иммунотоксинов широко изучаются.

Другое новое направление практического применения Т. заключается в использовании их модифицированных форм, субъединиц или отдельных фрагментов для целей конкурентной терапии, основанной на блокировании соответствующих рецепторных структур клетки, участвующих в связывании активного Т.

Библиогр.: Далин М.В. и Фиш Н.Г. Токсины микроорганизмов, М., 1977, Езепчук Ю.В. Патогенность как функция биомолекул, М., 1985, библиогр.

dic.academic.ru

ТОКСИНЫ — Большая Медицинская Энциклопедия

ТОКСИНЫ (греч. toxikon яд) — вырабатываемые микроорганизмами, растениями и животными биологически активные вещества, общим свойством к-рых является способность нарушать гомеостаз у определенных групп прокариотов или эукариотов; Т. имеют большое значение в патогенезе инф. болезней. Они используются для создания профилактических и лечебных препаратов, а также как средство для изучения биологических процессов на молекулярном уровне. К Т. относятся различные хим. соединения: производные нуклеотидов, полипептиды, простые и сложные белки, обладающие в ряде случаев ферментативной активностью, вещества стероидной природы и комплексные соединения (липополисахариды и др.).

Примером токсинов, представляющих производные нуклеотидов (см. Нуклеиновые кислоты), является бета-экзотоксин — один из энтомопа-тогенных токсинов Bacillus thuringiensis, производное дезоксиаденозина с мол. весом (массой) 730. Токсинами полипептидной природы с мол. весом от 4 до 10 тыс. являются термостабильные энтеротоксины Escherichia coli, Yersinia enterocolitica и нек-рых других энтеробактерий. Белковые Т. (см. Белки) широко распространены в природе, к ним в частности относятся килерные (летальные) Т., вырабатываемые грибками родов Saccharomyces, Cryptococcus, Тоrulopsis, Pichia, способные оказывать летальное действие на герминативные формы других дрожжеподобных грибков. Простыми белками являются и нек-рые Т. растительного происхождения (такие, напр., как модецин, рицин, абрин, вырабатываемые соответственно растениями Aden ia digitata, Abrus precator ius и Ricinus communis), Т. змей (нейротоксины Najahaje, Bunga-rus caeruleus, геморрагический яд Vipera lebetina), скорпионов, книдарий и других ядовитых для человека животных, энтомопатогенные Т. бактерий Bacillus alvei, Вас. thuringiensis и нек-рых видов псевдомонад, а также Т. большинства микроорганизмов, патогенных для человека и животных. К Т. стероидной природы относятся афлатоксины (см.), вырабатываемые грибками рода Aspergillus (A. flavus, A. parasiticus, A. ochraceus и др.), охра-токсины, продуцентами к-рых являются Aspergillus ochraceus, Peni-cillium viridie и нек-рые другие виды грибков (см. Микотоксикозы). Типичным представителем Т. комплексной природы является лп-иополисахаридный комплекс клеточной стенки грамотрицательных бактерий, в состав к-рого, кроме полисахарида и липида А, входит и нек-рое количество термостабильных полипептидов, сохраняющих функциональную активность и после прогревания при t°80—100° (см. Липополисахариды).

Основным критерием при отнесении того или иного вещества к Т. служит его способность нарушать гомеостаз (см.) какого-либо организма, выступающего в качестве тест-объекта при оценке поражающего действия изучаемого соединения.

Результатом действия Т. может быть гибель организма или резкое изменение его функций, необходимых для нормальной жизнедеятельности (подвижность, способность к таксисам у простейших и низкоразвитых организмов, нормальный метаморфоз у насекомых, нарушения в системе свертывающих белков гемолимфы у членистоногих, дисбаланс водно-солевого обмена, нарушения в терморегуляции и в фибринолизе у млекопитающих и птиц и др.). Так, напр., о свойствах килерных Т. сахаромицет и криптококков судят по их способности снижать количество жизнеспособных особей в интенсивно размножающейся популяции дрожжей или же дрожжеподобных грибков. Летальное действие абрина определяют по результатам внутривенного введения его кроликам. Паралитический эффект яда кобры оценивают при подкожном введении мышам и в опытах обездвиживания инфузории Paramecium caudatum. Пирогенное действие стафилококкового экзотоксина серотипа С или липополисахаридного комплекса клеточной стенки Salmonella typhimurium выявляют при внутривенном введении их кроликам по последующему изменению ректальной температуры. Способность липополисахаридного комплекса влиять на функциональную активность системы свертывающих белков крови или гемолимфы определяют как in vivo, моделируя внутрисосудистый микротромбоз у лаб. животных, так и in vitro — в тесте желирования лизата амебоцитов краба Limulus. Присущее холерогену Vibrio cholerae свойство нарушать водно-солевой обмен в организме может быть оценено как in vivo (на новорожденных крольчатах), так и in vitro (на перевиваемых культурах овариальных клеток хомячков).

Биол. модели не только позволяют отнести то или иное природное соединение к разряду Т., но и помогают выяснить природу реакций, обусловливающих интоксикацию (см.). На биол. моделировании основаны и пробы, используемые для выявления Т. в биол. продуктах, равно как и методы изучения биол. субстратов на наличие в них Т. Однако биологические пробы часто не дают возможности получить ответ в сжатые сроки, поэтому при экспресс-диагностике интоксикации поиск Т. в биологических пробах осуществляют с помощью химических или же иммунохимических индикаторов. Хим. индикаторы (см.) широко применяют при выявлении афлатоксинов, охратоксинов, липополисахаридного комплекса в тестах хемилюминесценции (см. Флюоресценция), тонкослойной и высокоскоростной жидкостной хроматографии (см.), а иммунохимические индикаторы — при обнаружении различных Т., способных как в чистом виде, так и в конъюгированном состоянии индуцировать выработку антител у кроликов и других лаб. животных. В качестве иммунохимических индикаторов используют такие высокочувствительные тесты, как реакция пассивной гемагглютинации (см. Гемагглютинация), реакция энзим-меченных антител (см. Энзимиммунологический метод) и Др.

Т., образуемые животными (зоотоксины) и растениями (см. Ядовитые животные, Ядовитые растения), в патологии человека играют меньшую роль, чем Т. микроорганизмов. Описано и выделено в относительно чистом виде более 80 токсинов микроорганизмов, действие к-рых на клетку осуществляется четырьмя основными способами: воздействие на мембрану (оболочку) клетки, прямое повреждающее действие на внутренние компоненты клетки, модификация функциональной активности клетки, влияние на процесс взаимодействия клеток между собой и с межклеточным веществом. В соответствии с характером функциональной активности все известные микробные Т. можно разделить на 5 основных типов: мембранотоксины, цитотоксины, функциональные блокаторы, эксфолиатины — эритрогенины, модуляторы реакций клеток на эндогенные медиаторы.

К мембранотоксинам относятся три группы веществ, способных лизировать мембраны клеток эукариотов (см. Эукариотные организмы): лейкоцидины (см.), гемолизины (см. Гемолиз) и токсины с фосфатидазной активностью. В свою очередь, гемолизины подразделяются на три подгруппы — устойчивые к действию кислорода, разрушающиеся под действием кислорода и прочие (гемолизины, не меняющие своих свойств в зависимости от наличия кислорода).

Цитотоксины (см.) включают три группы токсических веществ, способных блокировать процессы жизнедеятельности в клетках эукариот и вызывать их гибель: антиэлонгаторы, дермонекротизины (некротоксины) и цитотоксины с энтеротропной активностью. Группу антиэлонгаторов составляют цитотоксины, способные блокировать синтез белка на этапе удлинения полипептидной цепи, группу дермонекротизинов — Т., вызывающие некроз определенных клеточных элементов, а к группе цитотоксинов с энтеротропной активностью относят Т., разрушающие клетки кишечного эпителия.

Функциональные блокаторы представлены энтеротоксинами (см.), нейротоксинами и собственно ток-синами-блокаторами, напр, токсином Yersinia pestis, летальным для мышей.

Эксфолиатины-эритрогенины включают две группы Т.— эксфолиатины стафилококка и эритрогенины стрептококка, причем эритрогенинам стрептококка присуще и пирогенное действие.

К модуляторам реакций клеток на эндогенные медиаторы относятся Т., не обладающие прямым поражающим действием, но извращающие реакцию клеток на нек-рые эндогенные медиаторы (гистамин, митозстимулирующий фактор и др.).

По своему происхождению Т. микроорганизмов подразделяют на три основные класса: экзотоксины — продукты, выделяемые микроорганизмами в среду в процессе своей жизнедеятельности, эндотоксины — продукты, прочно связанные со стромой микробных клеток и переходящие в культуральный фильтрат только после гибели микробной популяции, мезотоксины — токсические вещества, непрочно связанные со стромой микробной клетки и в определенных условиях диффундирующие в окружающую среду при сохранении у клеток-продуцентов их исходной жизнеспособности.

Ориентируясь на два основных признака того или иного микробного Т.— его происхождение и характер функциональной активности, можно проводить детальную внутригрупповую дифференцировку Т. Напр., лейкоцидин Staphylococcus aureus состоит из двух компонентов — F и S с мол. весом 32 000 и 38 000 соответственно, к-рые в этом качестве довольно близки к лейкоцидину Pseudomonas aeruginosa, молекулярный вес к-рого 27 000. Оба сравниваемых лейкоцидина термолабильны и после 10— 30 мин. прогревания при t° 56—60° инактивируются; оба они лизируют лейкоциты, но не действуют на эритроциты. Стафилококковый лейкоцидин не обладает летальной активностью, а лейкоцидин Ps. aeruginosa при внутривенном введении мышам в дозе 4—8 мкг вызывает их гибель, что обусловлено его принадлежностью к эндотоксинам, характеризующимся токсичностью высокой степени.

Цитотоксин Shigella dysenteriae имеет мол. вес ок. 72 000 и состоит из двух основных субъединиц с мол. весом 32 000, 29 000 и дополнительных субъединиц с мол. весом 4000 и 7000, локализация к-рых точно не установлена. Этот Т. относительно термостабилен и выдерживает прогревание при t° 60° в течение 10 мин. без утраты токсической активности; прогревание при той же температуре в течение 30 мин. снижает его токсичность не более чем на 20— 25%. Токсин летален для мышей при внутрибрюшинном введении, а синтез его бактериями резко блокируется при увеличении концентрации железа в среде культивирования с 0,1 до 1,0 мкг]мл. Его поражающее действие объясняют способностью тормозить перенос аминокислот с транспортной РНК на растущую полипептидную цепь, поэтому он отнесен в группу так наз. антиэлонгаторов. В эту же группу входит и гистотоксин A Ps. aeruginosa. Мол. вес этого токсина ок. 72 000, состоит он из субъединиц с мол. весом 45 000 и 27 000. Гистотоксин А полностью инактивируется после 60 мин. прогревания при t° 70°, а интенсивность его синтеза штаммом-продуцентом находится в прямой зависимости от содержания железа в среде выращивания. Поражающее действие гистотоксина А объясняют его инактивирующим действием на второй фактор элонгации, синтезируемой на рибосомах полипептидной цепи — трансферазу II.

Т. из группы антиэлонгаторов — гистотоксин Corynebacterium diphtheriae с мол. весом 63 000 также состоит из субъединиц с мол. весом 24 000 и 39 000. Синтез этого белка штаммом-продуцентом также находится в прямой зависимости от содержания железа в питательной среде, а накапливающийся в фильтрате токсический белок термолабилен и после 30 мин. прогревания при t°60° полностью утрачивает свою ядовитость. Поражающее действие дифтерийного гистотокспна также объясняется его способностью инактивировать трансферазу II и блокировать таким образом перенос аминокислот с транспортной РНК на рибосомную матрицу.

Перечисленные свойства Т. группы антиэлонгаторов свидетельствуют о сходстве разных по происхождению Т. с практически одинаковым молекулярным строением, отличающихся чувствительностью к прогреванию и деталями механизма интоксикации клеток эукариотов (мыши относительно резистентны к действию гистотокспна Cor. diph-theriae по сравнению с цитотоксином Sh. dysenteriae и гистотоксином А Ps. aeruginosa). Однако описанные выше Т. в двух случаях (токсины Ps. aeruginosa и Cor. diphtheriae) представляют собой истинные экзотоксины (экзопротеины), а дизентерийный цитотоксин является типичным эндотоксином, поэтому можно полагать, что эти различия детерминированы в ходе эволюции.

В том же случае, когда микробные Т. одного типа и группы имеют одинаковое происхождение, сходство их наиболее полное. В качестве примера можно привести сравнительную характеристику гемолизинов, чувствительных к действию кислорода. Известно несколько таких токсинов — О-стрептоли-зин пневмолизин, листериолизин, тетанолизин, Θ-токсин Clostridium perfringens серотипов (сероваров) А и С, гемолизин Clostridium histo-lyticum, а-токсин Clostridium novyi типа А и гемолизины Clostridium botulinum серотипов С и D, альвеолизин, тюрингиолизин, цереолизин,— причем все они являются экзотоксинами (экзопротеинами). Мол. вес этих Т. варьирует в пределах 47 000— 69 000, а удельная гемолитическая активность в отношении эритроцитов барана, кролика или лошади достигает 2 х 106 — 4 X 106 HU (международных гемолитических единиц) на 1 мг белка. Они термолабильны и инактивируются после кратковременного прогревания при t° 56—70°, все они обладают серологическим родством и теряют литическую активность после пре-инкубации с холестерином. Последнее свойство особенно важно, поскольку, очевидно, все они фиксируются на оболочках эритроцитов в тех участках мембраны, где холестерин каким-то образом участвует в построении поверхностного рецептора.

Сходство Т. выявляется при сравнительном анализе термолабильных энтеротоксинов бактерий. Известно 6 энтеротоксинов, являющихся экзопротеннами (холероген Vibrio cholerae, энтеротоксины Vibrio parahaemolyticus, Aeromonas hyd-rophila, Salmonella typhimurium, Shigella dysenteriae, Bacillus ce-reus) и 2 энтеротоксина из класса мезотоксинов (энтеротоксины Е. coli, Salmonella enteritidis), причем все эти соединения (за исключением энтеротоксина S. enteritidis, молекулярный вес к-рого 120 000) имеют молекулярный вес ок. 80 000, часто встречающееся серо л. родство, выраженную в той или иной степени термолабильность и способность терять токсическую активность (при тестировании на овариальных клетках) после преинкубации с ганглиозидом GM

Перечисленные и другие подобные примеры (сходство в строении и свойствах у термолабильных энтеротоксинов, цитотоксинов с энтеро-тропной активностью и др.) позволяют полагать, что при эволюции разные виды патогенных микроорганизмов приобретали в процессе естественного отбора способность синтезировать однотипные по строению полипептиды, белки или же комплексные соединения. Эти соединения способны при попадании во внутреннюю среду каких-либо других организмов имитировать сигналы естественных регуляторов гомеостаза. Однако такая имитация лишь частично воспроизводит обычный ход регуляторного процесса, а на каких-то более отдаленных этапах блокирует его.

Такая трактовка механизма действия микробных Т. подтверждается рядом наблюдений о сходстве в строении нек-рых токсинов и гормонов. Так, напр., участки полипептидных цепей холерогена Vibrio cholerae и термолабильного энтеротоксина E. coli, ответственные за связь с рецепторами восприимчивых клеток, имеют структурное сходство с аналогичными участками полипептидных цепей тиреотропина, хорионического гонадотропина и лютеинпзирующего гормона.

Существует и другой вариант имитации сигналов регуляторов гомеостаза. Стафилококковый альфа-лизин фиксируется на тех участках рецепторов восприимчивых клеток, в состав к-рых входит лецитин и (или) фосфатидилхолин. Очевидно, эти же фосфолипиды входят и в состав тех рецепторов, к-рые задействованы при трансмембранном переносе в клетку нек-рых ферментов, в частности, таких как малатдегидрогеназа. Рецептором для другого стафилококкового токсина — альфа-лизина является еще одно соединение из группы ганглиозидов — Nan-gal-gle-N Ас-ганглиозид, выступающий как составная часть рецептора, обеспечивающего фиксацию на клеточной поверхности нек-рых эндогенных и экзогенных митогенов. А для дизентерийного цитотоксина в роли рецептора выступает та структура клеточной мембраны, в состав к-рой входит Х-ацетил-D-глюкозамин — основной компонент дисахарида, составляющее групповое вещество А крови человека.

После того, как в результате имитации сигналов регуляторов гомеостаза произошла ассоциация клетки с микробным Т., он трансмембранно или же путем пиноцитоза (см.) пенетрирует в цитозоль, где и проявляет свое токсическое действие. Гистотоксин A Ps. aeruginosa и дифтерийный гистотоксин реализуют, напр., свою ферментативную потенцию, катализируя реакцию между никотинамидаденин - динуклеотидом и трансферазой II. В итоге этой реакции формируется комплексное соединение — аденозин-дифосфат-рибозил-трансфераза II, не способное принять участие в переносе аминокислот с транспортных РНК на рибосомную матрицу. Таким же образом реализуют свое токсическое действие растительные яды абрин и рицин, вырабатываемые Abrus precatorius и Ricinus communis.

У холерогена V. cholerae, термолабильного энтеротоксина E. coli и других подобных им по функции Т. после пенетрации в цитозоль срабатывает потенциальная способность активировать аденилатциклазу.

В свою очередь, это индуцирует резкое накопление в клетке циклического аденозинмонофосфата, активацию протеинкиназ, встроенных в клеточные мембраны, и как следствие — изменение проницаемости мембран (см. Мембраны биологические) для ионов, воды и органических веществ.

У токсина Yersinia pestis, летального для мышей, фиксирующегося на поверхности восприимчивых клеток путем ассоциации с бета-адренорецептором, конечной точкой приложения после пенетрации в цитозоль также оказывается аденилатциклаза, но в отличие от холерогена чумной Т., летальный для мышей, инактивирует аденилатциклазу и выводит клетку из-под контроля такими факторами гомеостаза, как эпинефрин, глюкагон и др.

Реакции на молекулярном уровне, лежащие в основе процессов интоксикации (см.) и приводящие к необратимым изменениям во внутренней среде организма, подвергшегося действию Т., хорошо объясняют причины частичных неудач серотерапии (см.) подобных состояний. Еще со времен Э. Беринга и Э. Ру известно, что антитоксические сыворотки (см.) успешно купируют интоксикацию микробными Т. только тогда, когда они введены на ранних стадиях заболевания или же в начальном периоде токсинемии (фаза интоксикации, во время к-рой токсин циркулирует в крови и лимфе). Введение антитоксина (см.) в более поздний период или малоэффективно, или совсем не оказывает леч. действия. Современные данные о молекулярных механизмах интоксикации позволяют с исчерпывающей полнотой истолковать это противоречие.

Специфический антитоксин может нейтрализовать микробный Т. при циркуляции последнего и воспрепятствовать его фиксации на рецепторах восприимчивых клеток. Возможна также нейтрализация фиксированных на клетках молекул Т., когда специфическое антитело препятствует диссоциации исходной токсической молекулы (протоксина) на субъединицы и пенетрации в цитозоль фрагментов, несущих токсофорные детерминанты. Если же такая пенетрация совершилась, антитела оказываются отгороженными клеточными мембранами от проникших в цитозоль токсических факторов и возникает ситуация, когда серотерапия бессильна против интоксикации. Поэтому основные усилия в течение последних 50 лет были направлены на создание средств профилактики токсинемий. При массовой иммунизации (см.) контингентов населения атоксичными дериватами токсинов — анатоксинами (см.) удается предотвратить интоксикацию.

Для обезвреживания Т. обычно используют способ Рамона — формольную детоксикацию. Предложен также ряд новых приемов получения обезвреженных дериватов микробных Т. для специфической профилактики. В частности, для создания противохолерного антитоксического иммунитета у людей рекомендуют применять per os препарат из субъединиц полипептидной цепи холерогена, ответственных за его фиксацию на клеточных рецепторах, содержащих ганглиозид GMi. Аналогичный по свойствам препарат из субъединиц тетаноспазмина Clostridium tetani апробирован в Ин-те Пастера в Париже в качестве иммуногена для профилактики столбнячной интоксикации. В том же ин-те разработан синтетический иммуноген для профилактики дифтерийной интоксикации, представляющий собой конъюгат из адъювантного мурамилдипептида и олигопептида, формирующего токсофорный центр молекулы дифтерийного гистотоксина. Однако при использовании как традиционного способа Рамона, так и современных методик в качестве сырья для приготовления анатоксинов всегда выступает микробный Т.

В СССР и за рубежом налажено производство ряда микробных Т., которые используются при получении препаратов для прививок, применяемых в медицине и ветеринарии.

Производятся нек-рые микробные энтомопатогенные Т., предназначенные для защиты с.-х. растений. С мед. точки зрения замена пестицидов (см.) в сельском хозяйстве на энтомопатогенные токсины целесообразна, поскольку они в отличие от пестицидов не кумулируются в организме человека и животных и не оказывают на них отрицательного воздействия.

По сведениям зарубежной печати в последние годы начата разработка противоопухолевых препаратов, активным началом к-рых являются противоопухолевые антитела, гибридизованные с нек-рыми микробными токсинами (дифтерийный гистотоксин, синегнойный экзотоксин А и др.), способными блокировать синтез белка в опухолевых клетках.


Библиогр.: Далин М. В. и Фиш Н. Г. Белковые токсины микробов, М., 1980, библиогр.; Карпухин Г. И., Шапиро Н. И. и Андриевская Р. А. Химические вакцины для профилактики кишечных инфекций, Л., 1979; Проказова Н. В. Рецепторная роль глико-ефинголипидов клеточной поверхности, в кн.: Усп. биол. хим., под ред. Б. Н. Степаненко и др., т. 23, с. 40, М., 1982; Талызин Ф. Ф. и Шутова В. С. О действии ядов змей на Paramaecium caudatum, в кн.: Эксперим. паразитол. и биол., под ред. А. И. Осиповского и П. И. Щукина, с. 18, М., 1965; Янопольская Н. Д. и Деборин Г. А. Проницаемость биологических и модельных мембран для белков, в кн.: Усп. биол. хим., под ред. Б. Н. Степаненко и др., т. 23, с. 24, М., 1982; Antibody carriers of drugs and toxins in tumor therapy, Immunol. Rev., v. 62, 1982; Audibert F. a. o. Active antitoxic immunization by a diphtheria toxin synthetic oligopeptide Nature (Lond.), v. 289, p. 593, 1981; B j o r n M. J. a. o. Effect of iron on yields of exotoxin A in cultures of Pseudomonas aeruginosa PA-103, Infect. Immun., v. 19, p. 785, 1978: Gill D. M. Bacterial toxins, a table of lethal amounts, Microbiol. Rev., v. 46, p. 86, 1982; S v e n-nerholm A. M. a.o. Intestinal antibody responses after immunization with cholera В subunit, Lancet, v. 1, p. 305, 1982; Svennerholm L. Structure and biology of cell membrane gangliosides, в кн.: Cholera and related diarrheas, ed. by J. Holmgren, p. 80, Basel a. o., 1980.


xn--90aw5c.xn--c1avg

Токсин — Медицинская энциклопедия

Токси́н

[греч. toxikon (pharmakon) яд] — вещество бактериального, растительного или животного происхождения, способное при попадании в организм человека или животных вызывать заболевание или их гибель.

Токсин бактериальный — Т., образующийся в результате жизнедеятельности бактерий и выделяемый во внешнюю среду (экзотоксин) или. являющийся компонентом бактериальной клетки (эндотоксин).

Токсин ботулинический (син. ботулотоксин) — общее название Т. белковой природы, продуцируемых различными типами палочки ботулизма, тормозящих освобождение ацетилхолина в синапсах и вызывающих поражение продолговатого мозга, сердечно-сосудистой системы и мышц.

Токсин дифтерийный — общее название Т. белковой природы, продуцируемых дифтерийной палочкой, обладающих летальным или некротическим действием.

Токсин истинный — см. Экзотоксин.

Токсин стафилококковый — общее название Т., продуцируемых стафилококками и обладающих летальным, гемолитическим, некротическим действием или вызывающих пищевые отравления.

Токсин столбнячный — Т. белковой природы, продуцируемый столбнячной палочкой и состоящий из двух фракций — тетанолизина и тетаноспазмина.

Токсин холерный (нрк) — см. Холероген.

Токсин эритрогенный (син. Дика токсин) — Т., продуцируемый некоторыми группами гемолитического стрептококка; играет важную роль в патогенезе скарлатины, в т.ч. вызывает появление сыпи.

Источник: Медицинская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. ТОКСИН — ТОКСИН, ядовитое вещество (белок), вырабатываемое живым организмом. Неприятные симптомы при многих бактериальных заболеваниях вызываются именно тем, что БАКТЕРИИ вносят в организм токсины. Научно-технический словарь
  2. токсин — ТОКС’ИН, токсина, ·муж. (от ·греч. toxikon — отравляющее (подразумевается отравляющее снадобье), ·букв. снадобье для отравления стрел, от toxon — лук) (мед.). Ядовитое вещество, вырабатываемое микроорганизмами (и другими животными и растениями) и вызывающее заболевания. Толковый словарь Ушакова
  3. токсин — сущ., кол-во синонимов... Словарь синонимов русского языка
  4. токсин — -а, м. биол., мед. Ядовитое вещество, вырабатываемое некоторыми микроорганизмами, а также некоторыми животными и растениями. [От греч. τοξικόν — яд] Малый академический словарь
  5. токсин — токсин , -а Орфографический словарь. Одно Н или два?
  6. токсин — ТОКСИН -а; м. [от греч. toxikon — яд] Ядовитое вещество, вырабатываемое некоторыми микроорганизмами, а также некоторыми животными и растениями. Микробы и их токсины. Отравление токсинами. Толковый словарь Кузнецова
  7. токсин — Токсин, токсины, токсина, токсинов, токсину, токсинам, токсин, токсины, токсином, токсинами, токсине, токсинах Грамматический словарь Зализняка
  8. токсин — Токсина, м. [от греч. toxikon – отравляющее (подразумевается отравляющее снадобье), букв. снадобье для отравления стрел, от toxon – лук] (мед.). Ядовитое вещество, вырабатываемое микроорганизмами (и другими животными и растениями) и вызывающее заболевания. Большой словарь иностранных слов
  9. токсин — токсин м. см. токсины Толковый словарь Ефремовой

gufo.me

Эндотоксины — Википедия

Эндотоксины — бактериальные токсические вещества, которые представляют собой структурные компоненты определённых бактерий и высвобождаются только при лизисе (распаде) бактериальной клетки. Это отличает эндотоксины от экзотоксинов, растворимых соединений, секретируемых живой бактериальной клеткой.

Основным примером эндотоксинов является липополисахарид или липоолигосахарид. Липополисахарид грам-отрицательных бактерий настолько глубоко исследован и настолько широко применяется как эндотоксин, что часто термины эндотоксин и липополисахарид используются как синонимы.

Строение бактериальных эндотоксинов[править | править код]

Бактериальные эндотоксины состоят из полисахаридного и липидного фрагментов. Полисахаридный фрагмент содержит О-специфическую цепь (O-антиген), включающую повторяющуюся последовательность олигосахаридных единиц на основе гликозильных остатков (до 50), а также ядро. Липид А и внутреннее ядро полисахаридной составляющей эндотоксинов частично фосфорилированы. Это приводит к тому, что в растворах с нейтральным или основным рН эндотоксины будут иметь выраженный отрицательный заряд (рКа 1,3).

Молекулярная масса мономеров различных липополисахаридов может варьировать в достаточно широких диапазонах, что объясняется вариабельностью О-специфической цепи. Известны эндотоксины с молекулярными массами от 2,5 кДа (с укороченной О-специфической цепью) до 70 кДа (с очень длинной О-специфической цепью). Большая же часть липополисахаридов имеет молекулярную массу от 10 до 20 кДа.

Однако необходимо отметить, что мономерные липополисахариды могут образовывать супрамолекулярные структуры за счёт неполярных взаимодействий между липидными «хвостами», а также за счёт образования «сшивок» фосфатных групп бивалентными катионами. Таким образом в водных растворах эндотоксины могут агрегировать в ламелярные, кубические или инвертированные гексагональные структуры, такие как мицеллы или везикулы. Диаметр подобных структур достигает 0,1 мкм, а молекулярная масса – 1000 кДа. Бивалентные катионы, такие как Ca2+ и Mg2+, способствуют образованию супрамолекулярных структур, а детергенты, ЭДТА и белки, наоборот, смещают равновесие в сторону образования мономерных форм.

О-антиген[править | править код]

О-специфическая цепь уникальна для каждого прокариотического штамма; она вносит существенный вклад в серологическую специфичность, вызывая иммунный ответ в организмах человека и животных.

Ядро[править | править код]

Основными составляющими ядра являются остатки гептозы (гексапиранозы во внешней части ядра и L-глицеро-D-манногептозы во внутренней части), а также группы 2-кето-3-деоксиоктоновой кислоты.

Липид A[править | править код]

Липидный фрагмент эндотоксинов или липид А является наименее вариабельной и наиболее консервативной частью. Липид А отвечает за эндотоксическую активность. Она проявляется в стимулировании производства и высвобождения гранулоцитами и макрофагами эндогенных медиаторов, таких как биоактивные липиды, NO, цитокины (например, интерлейкин-1). Большие концентрации таких медиаторов в организме могут привести к множеству различных патофизиологических реакций, как-то повышение температуры тела, лейкопения, тахикардия, гипотония, рассеянная внутрисосудистая коагуляция и т.д.[1]

Схема распознавания липополисахарида (LPS) иммунными клетками и передача сигнала, вызывающего иммунный ответ.

Наличие гликолипида в молекуле различных по происхождению эндотоксинов определяет общность их биологических свойств. Физиологические концентрации эндотоксин колеблются в весьма широком диапазоне (от близкой к нулю до 1,0 EU/ml) и имеют неуклонную тенденцию к увеличению с возрастом. В физиологических условиях 5-7% циркулирующих лейкоцитов несут на своей поверхности ЛПС. Рецепторный комплекс CD14/TLR4/MD2, присутствующий на макрофагах и многих других клетках организма, связывает ЛПС.
Исход реакции ЛПС с клетками макроорганизма зависит от его концентрации. Умеренная активация клеток и систем при низких дозах эндотоксина с увеличением дозы переходит в гиперактивацию, которая сопровождается усиленной продукцией воспалительных цитокинов, усиленной активацией системы комплемента и факторов свертывания крови, что может заканчиваться развитием таких грозных осложнений, как диссеминированное внутрисосудистое свертывание (ДВС), эндотоксиновый шок и острая полиорганная недостаточность.[2] При избыточном поступлении в системный кровоток эндотоксина в условиях относительной недостаточности ЛПС-связывающих факторов, а также при недостаточности ЛПС выделяющих систем (в первую очередь почек) эндотоксин может проявлять свои многочисленные патогенные свойства. Факт участия избытка ЛПС в патогенезе различных заболеваний, назван «эндотоксиновой агрессией». Причины развития эндотоксиновой агрессии очень разнообразны: наиболее частая — стресс, а также любые патологические процессы, приводящие к повышению проницаемости кишечного барьера (пищевые отравления и острые кишечные инфекции, алкогольный эксцесс и дисбактериоз, непривычно жирная и острая пища, острые вирусные инфекции, шок и др.), портальная гипертензия и заболевания печени, хроническая и острая почечная недостаточность (поскольку именно почки служат основным ЛПС-выводящим органом).[3][4]
Доступным и безопасным методом нормализации уровня эндотоксина в крови является энтеросорбция. Энтеросорбент в кишечнике связывает эндотоксин и снижает его поступление через энтерогематический барьер. [5][6]

Примером иных, нежели липополисахарид, эндотоксинов может служить инсектицидный дельта-токсин грам-положительной Bacillus thuringiensis. Этот токсин является белком, который синтезируется бациллой при спорообразовании и образует кристаллы в бактериальной споре. При поедании растения с такими спорами личинками насекомых протеолиз этого белка приводит к образованию специфического белкового продукта, который встраивается в мембрану эпителиальных клеток кишечника личинки и образует катионный канал, вызывая лизис клеток и смерть. Дельта-токсин безвреден для человека, так как для проявления цитотоксичности требует специфической активации.

Наличие эндотоксинов в крови называется эндотоксинемией. При сильном иммунном ответе эндотоксинемия может привести к септическому шоку.

  • Helmut Brade. Endotoxin in Health and Disease. — New York-Basel: Marcel Dekker, 1999. — 962 с. — ISBN 0824719441.

ru.wikipedia.org

Ботулотоксин — Википедия

Ботулотоксин

({{{картинка}}})
({{{картинка3D}}})
Сокращения BoNT
Традиционные названия ботулотоксин
Хим. формула C6760H10447N1743O2010S32
Молярная масса 149322 г/моль
Рег. номер CAS 93384-43-1
Рег. номер EINECS 297-253-4
ЛД50

мыши, внутрибрюшно, нг/кг веса

  • Тип A — 1,2
  • Тип B — 1,2
  • Тип C1 — 1,1
  • Тип C2 — 1,2
  • Тип D — 0,4
  • Тип E — 1,1
  • Тип F — 2,5
  • Тип H — ?
Токсичность Чрезвычайно токсичен
Пиктограммы ECB
Приведены данные для стандартных условий (25 °C, 100 кПа), если не указано иное.
 Медиафайлы на Викискладе

Ботулотокси́н (ботулини́ческий токси́н, токси́н ботули́зма) — нейротоксин белковой природы, вырабатываемый бактериями Clostridium botulinum. Сильнейший органический яд из известных науке органических токсинов[1] и одно из самых ядовитых веществ. Попадание ботулотоксина в пищеварительную систему организма вызывает тяжёлое токсическое поражение — ботулизм, который в естественных условиях встречается у людей, лошадей, птиц, реже — крупного рогатого скота, пушных зверей.

Ботулотоксин по серовару возбудителя делят на типы A, B, C1, C2, D, E, F, G, H из них наиболее часто встречается тип А. Полулетальная доза у различных сероваров в среднем составляет около 1 нг/кг массы[2].

Ботулотоксин является одним из самых сложных белков, синтезируемых живым организмом. Его масса составляет около 150 тысяч атомных единиц масс, что в три раза превосходит типичный размер белковой цепи, немногие белки (например, титин) превышают этот средний размер.

Наиболее близким к ботулотоксину ядом как по структуре, так и по силе является тетаноспазмин. Он вырабатывается другим видом клостридий — Clostridium tetani, возбудителем столбняка. Тем не менее он уступает ботулотоксину в ядовитости и имеет меньшую молекулярную массу — 140 тысяч а. е. м.

Действие ботулотоксина на организм

Clostridium botulinum, будучи облигатными анаэробами, способны размножаться только в условиях полного отсутствия кислорода. Как правило, это консервированные и колбасные изделия (особенно консервированные жареные грибы и заготовленные большими кусками мясо и рыба с повреждениями на поверхности). Вырабатываемый бактериями при размножении экзотоксин попадает в организм вместе с пищей, всасываясь в желудочно-кишечном тракте и воздействуя при этом на нервную систему, вызывает нарушения в работе черепных нервов, скелетной мускулатуры, нервных центров сердца. Характерны глазная симптоматика (туман, мушки перед глазами, мидриаз и анизокория зрачков, косоглазие), позднее присоединяются бульбарные симптомы (нарушение речи и глотания, маскообразное лицо). Смерть наступает от гипоксии, вызванной нарушением обменных процессов кислорода, асфиксией дыхательных путей, параличом дыхательной мускулатуры и сердечной мышцы.

Ботулотоксин не имеет вкуса, цвета и запаха (изредка поражённый продукт приобретает запах прогорклого масла). Разрушается при кипячении в течение 25-30 минут, при автоклавировании в течение 10 мин при температуре 120 °C, при замачивании в растворе 1 % пищевой соды в течение часа. Токсин не разрушается при взаимодействии с пепсином и с соляной кислотой желудочного сока.

Интерес к ботулотоксину как возможному лекарственному средству появился в начале XX века. Во время Второй мировой войны было проведено всестороннее изучение токсина на предмет использования в качестве биологического оружия. Эти исследования дали основу для получения высокоочищенного кристаллического ботулотоксина типа А.[3]

Первым в медицинской практике ботулотоксин в конце 70-х годов применил американский офтальмолог Алан Скотт. Он вводил очищенный токсин в микродозах в орбитальную мышцу глаза для лечения блефароспазма. Им также было исследовано влияние токсина на нистагм, гемифациальный спазм, спастическую кривошею и спастические болезни ног.[3]

В современной практике препараты на основе ботулотоксина (Ботокс, Релатокс, Ксеомин, BTXA, Диспорт, Нейронокс) используются для лечения гиперактивности поперечно-полосатой мускулатуры и мышц сфинктеров, гиперфункции экзокринных желёз, различных болевых синдромов спастического характера. В косметологии токсин применяется для разглаживания мимических морщин,[3][4] аналогичным способом — для купирования мигреней[5].

В XX веке при подготовке к химической и бактериологической войне разрабатывались методы производства токсина ботулизма для военных и диверсионных целей. В США во время Второй мировой войны ботулотоксин рассматривался как перспективное биологическое оружие[6]. В военных центрах США, Англии и Канады рассматривался именно ботулотоксин типа А, который наиболее опасен для человека[7]. Существует версия, что ботулотоксин был применён при убийстве Рейнхарда Гейдриха бойцами чехословацкого сопротивления, которых подготовили британские спецслужбы[8][9]. В 1971 году Генеральная ассамблея ООН одобрила конвенцию о запрете разработки, производства и накопления запасов токсического оружия и об их уничтожении. Участниками конвенции (1985 г.) является 101 государство[10].

В результате многолетних исследований в 1975 году ботулотоксин типа А был принят на вооружение армии США под шифром XR, запасы которого хранятся в арсенале Пайн-Блафф в штате Арканзас. Токсичность при ингаляции для человека LDт50 20 нг·мин/л для сухого XR и 100 нг·мин/л — для его рецептур. Летальный исход может наступить в течение трёх суток. В воздухе аэрозоль эффективен, как биооружие, в течение 12 ч. Дегазировать XR можно только с помощью водных растворов активного хлора 100—350 мг/л, например 0,1—0,2 % растворами хлораминов или гипохлоритов. Особенно легко дезактивируют XR растворы формальдегида (токсичность снижается в 100 раз в течение минуты)[7].

Наиболее опасно для популяции биологическое оружие в виде аэрозоля, так как токсин хорошо всасывается со слизистых оболочек глаз и верхних дыхательных путей[11]. Защита от аэрозоля XR надёжно обеспечивается противогазами и респираторами[7].

  1. Супотницкий М. В. Глава 1.5. Токсины патогенных бактерий // Микроорганизмы, токсины и эпидемии. — М., 2000. — 376 с.
  2. ↑ Toxins of Biological Origin (неопр.). Дата обращения 19 июня 2010. Архивировано 25 августа 2011 года.
  3. 1 2 3 Наталья Аставина. Ботулотоксин. Две стороны одной медали. (рус.) // Consilium provisorum : журнал. — 2009. — № 2 (58). — С. 6-9. Архивировано 1 июня 2010 года.
  4. ↑ Как поднять брови ботоксом: фото до и после, точки введения (рус.). Брови Дома (10 декабря 2018). Дата обращения 14 декабря 2018.
  5. ↑ В США разрешили лечить хроническую мигрень «Ботоксом»
  6. ↑ Создание бактериологического оружия в США (неопр.). Дата обращения 23 июля 2009.
  7. 1 2 3 В.Н. Александров, В.И. Емельянов. Ботулинические токсины и вещество XR // Токсины как химическое оружие (рус.) (pdf). «Химия и Химики». — глава из учебного пособия «Отравляющие вещества», М. Воениздат, 1990.. Дата обращения 23 июля 2010. Архивировано 4 апреля 2012 года.
  8. Defalgue, Ray J., Wright, Amos J. The Puzzling Death of Reinhard Heydrich // Bulletin of Anesthesia History. — январь 2009. — Т. 27, вып. 1. — P. 6. Архивировано 20 июля 2011 года.
  9. W. Seth Carus, Center for Counterproliferation Research, National Defense University. Bioterrorism and biocrimes: the illicit use of biological agents since 1900. — The Minerva Group, Inc, 2002. — P. 89. — 220 p. — ISBN 9781410100238.
  10. ↑ Современные средства поражений (неопр.) (ppt). Дата обращения 31 июля 2009.
  11. ↑ Ботулизм на eurolab.ua (неопр.). Дата обращения 19 июля 2009. Архивировано 1 февраля 2011 года.

ru.wikipedia.org

как накапливаются и как выводятся

Многие люди в наше время слышали о токсинах, зашлакованности организма и прочих явлениях современной цивилизации. А знаете ли Вы на самом деле, что такое токсины? Откуда они берутся? Как накапливаются в организме токсины и как из него выводятся? Можем ли мы бороться с токсинами, если большинство современных продуктов напичканы красителями, консервантами, ароматизаторами?

Можем ли мы защитить свой организм, если бройлерных кур раньше выращивали за 5 мес., а теперь научились делать это за 30 дней? К сожалению, в наше время большинство людей больше заботятся о своем автомобиле или любимом компьютере, а когда приходит время расплаты лишаются и того и другого, а в придачу теряют здоровье, которое уже, как известно ни купишь…

Что же такое токсины?

Токсины это попросту яд, который поступает извне или образуется внутри организма. При попадании в организм токсины вызывают образование антител. Существует как бы две группы токсинов экзотоксины и эндотоксины:

Экзотоксины попадают в организм из внешней среды с воздухом пищей, водой.

Эндотоксины – образуются внутри организма в процессе его жизнедеятельности. Особенно много их становится, когда организм борется с какой либо болезнью.

Токсины существовали в природе всегда, но за многие тысячелетия существования жизни на земле, живые существа приспосабливались к таким условиям и выработали механизм обезвреживания токсинов. Но вот наступила новая эра развития человечества и сейчас насчитывается более 4000 тыс. новых веществ, называемых ксенобиотиками. Этих веществ раньше попросту не было, их создал человек.

Как накапливаются в организме токсины и как из него выводятся?

В 1955 г. немецкий врач Рекевег Г.Г. выделил 6 стадий зашлакованности организма. Первые три стадии имеют обратимый процесс, т.е. если токсины перестают поступать в организм, то он способен сам или с помощью специальных мер детоксикации освободится от токсинов. Следующие три стадии характеризуются процессом накопления шлаков, который ведет к разрушению клеток, образованию онкологических заболеваний.

1. Стадия выделения. Равновесие в организме не нарушено, физиологический процесс в норме. Выделение токсинов идет с потом, мочей и.т.д. 

2. Стадия ответа на накопление шлаков. Происходит усиление выделения шлаков, возможны жар, потливость, температура, насморк, кашель, ломота в костях и мышцах, учащение мочеиспускания,, слабость, утомляемость, раздражительность, местное воспаление (гиперемия), уплотнение (инфальтрат), вскрытие. У разных людей выделение шлаков может происходить по-разному, это зависит от особенностей организма человека, наследственности, среды обитания и др. 

3. Стадия перераспределение шлаков. Образование липом, фибром, полипов, папиллом, набухание лимфоузлов, ожирение 1-й степени или наоборот похудание, отложение камней в почках и желчном пузыре. 

4. Стадия насыщения шлаков. Мнимое равновесие. Объективных симптомов мало. Вегето-сосудистые дистонии, головные боли, мигрени, синдром хронической усталости, неврозы, остеохондроз, варианты нарушения обмена веществ, повышенная нервозность. 

5. Стадия разрушения. Постепенно, на фоне нарастающей хронической интоксикации, возникают вторичные нарушения, появляются изменения в анализах крови, Атрофические и дистрофические процессы, проявление цирроза и.т.д. Это начало конца – переход от излечимых заболеваний к неизлечимым. При этой стадии клетки еще подчиняются единым законам.

6. Озлокачествление. Воздействие шлаков на организм носит повсеместный характер, как результат развитие онкологических заболеваний, при этом клетки начинают жить и умирать по своим законам.

От токсинов нам никуда не деться, но мы в состоянии сделать так, чтобы как можно меньшее их количество попадало в наш организм.опубликовано econet.ru

econet.ru

Токсин — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Эта статья — о ядовитых веществах. О персонаже вселенной Marvel Comics см. Токсин (Marvel Comics).

Токси́н (др.-греч. τοξικός [toxikos] «ядовитый») — яд биологического происхождения. Наука о ядах биологического происхождения — токсинология[1].

Вырабатываются, например, опухолевыми клетками, инфекционными (от лат. inficio «насыщать; заражать») агентами — бактериями, вирусами, грибами (микотоксины) или паразитами, в частности, гельминтами. Обширная группа токсинов вырабатывается растениями и морскими беспозвоночными[2].

Виды токсинов

Бактериальные токсины условно разделяют на экзотоксины и эндотоксины.

По мишени действия токсины разделяют на:

  • Гематические яды (Heamotoxic) — яды, затрагивающие кровь.
  • Нейротоксины (Neurotoxic) — яды, поражающие нервную систему и мозг.
  • Миоксичные яды (Myotoxic) — яды, повреждающие мышцы.
  • Геморрагические токсины (Haemorrhaginstoxins) — токсины, которые повреждают кровеносные сосуды и вызывают кровотечение, в частности, воспаление геморроя.
  • Гемолитические токсины (Haemolysinstoxins) — токсины, которые повреждают мембраны эритроцитов.
  • Нефротоксины (Nephrotoxins) — токсины, которые повреждают почки.
  • Кардиотоксины (Cardiotoxins) — токсины, которые повреждают сердце.
  • Некротоксины (Necrotoxins) — токсины, которые разрушают ткани, вызывая их омертвление. (некроз)
  • Другие токсины

См. также

Примечания

  1. Орлов Б. Н., Гелашвили Д. Б. Зоотоксинология (ядовитые животные и их яды). — Учеб. пособие для студентов вузов по спец. «Биология». — М. : Высшая школа, 1985. — 280 с.
  2. ↑ Введение в проблемы биохимической экологии. — М. : Наука, 1990. — 288 с. — ISBN 5-02-004062-2.

wikipedia.green

XuMuK.ru - ТОКСИНЫ - Химическая энциклопедия


ТОКСИНЫ, токсичные в-ва прир. происхождения. Обычно к токсинам относят высокомол. соединения (белки, полипептиды и др.), при попадании к-рых в организм происходит выработка антител. Иногда токсинами наз. также низкомол. в-ва (напр., тетродотоксин и др. яды животных), к-рые более правильно относить к прир. ядам.

В зависимости от источника происхождения различают токсины микроорганизмов (напр., ботулинические токсины, другие токсины микроорганизмов), фитотоксины (рицин и другие токсины растений) и зоотоксины (тайпотоксин, бунгаротоксины, пали-токсин и другие токсины животных).

Одним из наиб. важных св-в токсинов является их высокая физиол. активность (см. табл.). Из известных токсинов наиб. токсичностью обладают токсины бактерий, к-рые в осн. и рассматриваются в этой статье.

Высокая активность токсинов бактерий обусловлена их способностью вызывать нарушения мол. механизмов в обменных и др. процессах при действии в организме в низких концентрациях, что связано с высоким сродством к биомишеням. Токсины бактерий обладают разл. специфичностью к биомишеням разных органов и тканей. В соответствии с этим различают токсины избират. системного действия и цитотоксичные в-за. К первым относят, напр., нейротропные токсины (ботулинические токсины, бунгаротоксины и др.), кардиотропные токсины (палитоксин и др.), миотропные (крототоксин и др.). К щгготоксичным ядам относят токсины с менее выраженной тканевой специфичностью и вызывающие нарушения биохим. процессов, присущих любым клеткам (напр., токсины, вырабатываемые возбудителем газовой гангрены clostridium perfringens, разрушают клеточные мембраны и вызывают лизис разл. клеток; рицин и нек-рые другие токсины нарушают синтез белков на рибосомах). В то же время нек-рые токсины обладают достаточно выраженной специфичностью к отдельным тканям (напр., дифтерийный токсин блокирует трансляцию в осн. в нейронах и клетках миокарда).

Механизмы токсич. действия бактериальных токсинов различны. Напр., среди нейротоксинов выделяют токсины аксонального, пресинаптич. и постсинаптич. действия. К токсинам, блокирующим передачу нервного импульса через синапсы, относят, напр., ботулинические токсины и бунгаротоксины. Нек-рые токсины-специфич. ингибиторы определенных ферментов (напр., дифтерийный токсин угнетает активность ферментов, участвующих в трансляции). Нек-рые токсины обладают ферментативной активностью (напр., фосфолипаза, протеаза и др. ферменты, содержащиеся в ядах змей) и разрушают важные метаболиты и структурные элементы разл. клеток.

Среди токсинов бактерий различают экзо- и эндотоксины. Первые (напр., ботулинический токсин, дифтерийный и столбнячный токсины) представляют собой обычно простые белки и выделяются в окружающую среду во время роста бактерий. Эту группу токсинов образуют грамположит. патогенные бактерии.

Эндотоксины (обычно сложные белки) находятся в наружных слоях клеточных стенок патогенных грамотрицат. бактерий, высвобождаются после их гибели и представляют собой продукты их метаболизма.

Для многих токсинов бактерий характерна четвертичная структура, в к-рой две субъединицы (домены) соединены дисуль-фидными связями. Субьединицы выполняют разные ф-ции. Как правило, большая по мол. массе субъединица выполняет роль рецептофильного фрагмента молекулы, благодаря чему осуществляется специфич. избират. сорбция токсинов на пов-сти клеток (нейронов и др.). После рецепции токсинов на пов-сти мембран клетки происходит локальное разрушение ее оболочки и разрыв дисульфидных связей между субъединицами. Затем внутрь клетки проникает меньшая по мол. массе субъединица, к-рая обусловливает токсич. действие.

Проводятся исследования по созданию т. наз. химерных токсинов бактерий (их получают методами генетич. инженерии), к-рые содержат в молекуле домены разных токсинов. Таким образом можно получать токсины, ранее не существовавшие в природе (напр., токсины, содержащие домены токсинов бактерий и фитотоксинов).

Токсины применяют в медицине для получения анатоксинов, сохраняющих антигенные св-ва токсинов и применяемых для выработки иммунитета против них.

О растит. и животных токсинах см. также Яды животных, Яды растений.

Лит.: Далин М. В., Фиш Н. Г., Белковые токсины микробов, М., 1980; The specificity and action of animal, bacterial and plant toxins, ed. by P. Cuatrecasas, v. 1 -3, L., 1976-78; 1Ъе animal, plant and microbial toxins, v. 1 -4, N. Y.-L., 1976-78.

Н. А. Лошадкин.

Еще по теме:

www.xumuk.ru

Экзотоксины — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 27 марта 2013; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 27 марта 2013; проверки требуют 12 правок.

Экзотоксины — вещества, вырабатываемые грамположительными и грамотрицательными бактериями и выделяемые ими в окружающую среду; белки с молекулярной массой 10–900 кДа [1]. Оказывают токсическое воздействие на организм человека, нарушают процессы в клетке, а именно: повышают проницаемость мембран, блокируют синтез белка, нарушают взаимодействия между клетками[2]. Обычно экзотоксины являются неустойчивыми, быстро теряют свою активность под действием тепла, света и химических веществ, но сохраняют иммуногенное свойство. Именно действием экзотоксина обусловлена клиника многих инфекционных заболеваний. Экзотоксины вырабатываются, например, бактериями-возбудителями ботулизма, дифтерии, газовой гангрены, столбняка и другими микроорганизмами грамположительной микрофлоры.

Экзотоксины обладают более выраженной по сравнению с эндотоксинами ядовитостью. Минимальная смертельная доза неочищенного дифтерийного токсина для морской свинки — 0,016 мг/кг [3], столбнячного — 0,005 мг, ботулинического — 0,0001мг. Активность очищенных токсинов в несколько раз выше. Экзотоксины термолабильны: большинство из них разрушается при температуре 60–80 °С в течение 10–20 мин. Представляют собой белки. По действию на клетки различают

По нахождению в бактериальной клетке делятся на классы

  • А — токсины, выделяемые во внешнюю среду;
  • В — токсины, частично выделяемые и частично находящиеся в бактерии;
  • С — токсины, не выделяемые в среду до разрушения бактериальной клетки.
  • Учайкин В.Ф., Шамшева О.В., Медуницын Н.В. Клиническая вакцинология. – М.: Гэотар Медицина. – 2016.- С. 30 — ISBN 978-5-9704-3464-2.

ru.wikipedia.org

Холерный токсин — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 ноября 2017; проверки требуют 5 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 ноября 2017; проверки требуют 5 правок.

Холерный токсин — мультисубъединичный белковый токсин, вырабатываемый холерным вибрионом. Вибрион (вирулентный штамм Vibrio cholerae[1] [2] секретирует ХТ после попадания бактерии в организм человека. Действие ХТ является причиной интенсивного обезвоживания после начала активной фазы холерной инфекции. При проникновении в клетки заражённого организма одна из субъединиц этого токсина катализирует АДФ-рибозилирование Gsα-компонента аденилатциклазы, что ведёт к её гиперактивации[1]. Повышенная активность адениталциклазы приводит к нарушению транспорта ионов через мембрану клеток кишечника: снижается поступление ионов натрия (а с ними и воды) и увеличивается отток анионов (а с ними и воды). В результате происходит быстрая потеря воды клетками кишечника, которая в некоторых случаях доходит до двух литров в час.

Холерный токсин представляет собою олигомерный белок, состоящий из шести субъединиц. Одна из этих субъединиц относится к типу A. Эта субъединица обладает каталитической активностью. Остальные пять субъединиц относятся к типу B. Они нужны для связывания холерного токсина с белком-рецептором человеческой клетки. Пространственная структура холерного токсина была получена Жангом и соавт. (Zhang et al.) в 1995.[3] B субъединицы холерного токсина — представляют собой белки малого размера. Молекулярный вес B субъединицы составляет 12 кДа. В молекуле холерного токсина B субъединицы образуют кольцо. В A субъединице выделяют два домена, соединенных дисульфидной связью: A1 (CTA1) — это фермент, который присоединяет АДФ-рибозу к G-белкам, A2 (CTA2) имеет вид альфа-спирали, которая находится внутри пятичленного кольца, образованного B субъединицами.[4] Структура холерного токсина, каталитический механизм и сиквенс схожи с колийным токсином.

Холерный токсин проникает в клетки кишечного эпителия (энтероциты) посредством рецептор-зависимого эндоцитоза. В цитоплазме клетки дисульфидная связь между доменами A1 и A2 восстанавливается и A1 (CTA1) диссоциирует из комплекса. Субъединица A1 имеет способность присоединять АДФ-рибозу к тримерному Gsα-компоненту аденилатциклазы. В результате этой реакции аденилатциклаза активируется и начинает синтезировать цАМФ. В свою очередь цАМФ запускает сигнальный путь, который приводит к оттоку хлорид-ионов и других анионов из клетки через CFTR-каналы и к прекращению поступления в клетку ионов натрия. Дополнительные отток ионов натрия происходит совместно с анионами. Ионы натрия котранспортируются с молекулами воды, поэтому концентрация воды в клетке при этих процессах существенно снижается. Нарушение водно-солевого баланса приводит к диарее, при которой организм теряет до 2 литров воды в час. Происходит обезвоживание, а стул больного приобретает характерную консистенцию «рисового отвара» из-за отделившихся от стенки кишечника энтероцитов. Примечательно, что коклюшный токсин (также пятисубъединичный белок AB5), который вырабатывает Bordetella pertussis действует на человеческий организм похожим образом за исключением того, что коклюшный токсин присоединяет АДФ-рибозу к Gαi субъединице, удерживая её в неактивном состоянии. Неактивность Gαi предотвращает ингибирование человеческой аденилат циклазы и увеличивает синтез цАМФ в клетке[6].

После секреции субъединица B холерного токсина связывается с ганглиозидом GM1, расположенном на наружной клеточной мембране энтероцита. После связывания холерный токсин (весь комплекс целиком) поступает вовнутрь клетки посредством эндоцитоза. На этом этапе кольцо разрушается и за счет восстановления дисульфидных связей освобождается домен CTA1 прежде находившийся в составе субъединицы A. Эндосома попадает в аппарат Гольджи, где CTA1 взаимодействуют с шапероном эндоплазматического ретикулума, белковой дисульфидизомеразой, расплетается и транспортируется шапероном в район клеточной мембраны через канал Sec61. В мембране, CTA1 взаимодействует с оксидоредуктазой Ero1, CTA1 освобождается из комплекса с шапероном за счёт окисления и сворачивается таким образом, чтобы избежать убиквитинирования ферментами клетки и последующего разрушения. После этого CTA1 связывается с фактором АДФ-рибозилирования 6 (Arf6), который стимулирует каталитическую активность CTA1. Таким образом, комплекс CTA1 и Arf6 расщепляет НАД, и переносит образовавшуюся АДФ-рибозу на G-белок, регуляторную субъединицу эндогенной аденилатциклазы. Это приводит к тому, что Gαs сохраняет способность связывать ГТФ, но теряет способность его гидролизовать, то есть остается в активированном состоянии. В результате в клетке накапливается цАМФ. В целом, его концентрация может возрасти более чем в 100 раз.

Ген, который кодирует холерный токсин, мог появиться у V. cholerae за счет так называемого горизонтального переноса генов. Вирулентные штаммы холерного вибриона заражены бактериофагом CTXf или CTXφ;.[7]

Несмотря на своё грозное название холерный токсин имеет довольно мирное применение. В области исследования стволовых клеток холерный токсин широко используется в качестве добавки в культуральные среды. Это необходимо, чтобы предотвратить дифференцировку клеток и поддерживать в клеточной культуре определенный уровень пролиферации. Концентрация холерного токсина в культуральных средах составляет 0.1 nM. Субъединица B, которая сама по себе, не является цитотоксичной, используется в качестве трейсера.[8]. Суть метода состоит в том, что к субъединице B пришивается химическим путём флуоресцентная метка или антитело (молекула иммуноглобулина G). Связываясь с клеткой, несущей специфичный ганглиозид, модифицированная субъединица B метит клетку.

Патогенность холерного токсина как такового в виде раствора, аэрозоля и т. п. представляется сомнительной. Белок как таковой не нарабатывается in vivo в отсутствие вибриона, его действие на клетки существенно ограничено во времени, к тому же, как все другие белки, он подвержен деградации в пищеварительном тракте.

На рынке биопрепаратов холерный токсин продается небольшими партиями, например Sigma-Aldrich, фасовками по 10 мг, что сводит к минимуму риск при его умышленном или нецелевом использовании вне стен научной лаборатории.

  1. Ryan KJ; Ray CG (editors) (2004). Sherris Medical Microbiology (4th ed.). McGraw Hill. p. 375. ISBN 0-8385-8529-9.
  2. Faruque SM; Nair GB (editors). (2008). Vibrio cholerae: Genomics and Molecular Biology. Caister Academic Press. ISBN 978-1-904455-33-2.
  3. Zhang R, Scott D, Westbrook M, Nance S, Spangler B, Shipley G, Westbrook E (1995). «The three-dimensional crystal structure of cholera toxin». J Mol Biol 251 (4): 563-73. DOI:10.1006/jmbi.1995.0456. PMID 7658473.
  4. De Haan L, Hirst TR (2004). «Cholera toxin: a paradigm for multi-functional engagement of cellular mechanisms (Review)». Mol. Membr. Biol. 21 (2): 77-92. DOI:10.1080/09687680410001663267. PMID 15204437.
  5. Joaquín Sánchez, Jan Holmgren (February 2011). [icmr.nic.in/ijmr/2011/february/0204.pdf «Cholera toxin — A foe & a friend»]. Indian Journal of Medical Research 133: p. 158.
  6. Boron, W. F., & Boulpaep, E. L. (2009). Medical physiology: a cellular and molecular approach (2nd ed.). Philadelphia, PA: Saunders/Elsevier.
  7. Davis B, Waldor M (2003). «Filamentous phages linked to virulence of Vibrio cholerae». Curr Opin Microbiol 6 (1): 35-42. DOI:10.1016/S1369-5274 (02)00005-X. PMID 12615217.
  8. O’Neal C, Jobling M, Holmes R, Hol W (2005). «Structural basis for the activation of cholera toxin by human ARF6-GTP». Science 309 (5737): 1093-6. DOI:10.1126/science.1113398. PMID 16099990.
  9. Pierre-Hervé Luppi. «The Discovery of Cholera-Toxin as a Powerful Neuroanatomical Tool». Retrieved 2011-03-23.

ru.wikipedia.org


Смотрите также